Страх. Именно он сейчас сковывает все мое существо леденящим тленом безысходности. Я напоминаю себе сейчас кусочек чуть тлеющего угля, который валяется в снегу. Вероятность, что он разгорится и станет пламенем ничтожна мала.
Сегодня я еду к психиатру по поводу своей ориентации. Это не мое решение, а мамино. Отказать я ей не могу, ведь живу я в ее квартире и за ее счет. Меня трясет от безысходности, ведь не известно, что за человек этот мозгоправ. Учитывая, что я все таки живу в России, и уровень гомофобности у нас очень высокий.
Я не хочу меняться. Я хочу остаться собой, остаться Сашей. Но где вероятность, что сою личину разрушат и из кусочков соберут что-то новое?